Свет, который несет йога. История превращения

Подпишись на нас в FaceBook или Telegramm и читай самую свежую информацию из мира йоги!

Свет йоги способен осветить самые темные моменты нашей жизни. Эта статья одно из свидетельств перемен, которые способна принести йога в жизнь любого человека, где бы он ни находился. Практика Аштанга-йоги научила этого бывшего осужденного любить и свободно дышать, ценить жизнь со всеми ее прелестями и злоключениями.

В этом достаточно длинном, но захватывающем и поучительном повествовании PJ Heffernan рассказывает о своем пути от заключенного до преподавателя и преданного практика йоги.

Сегодня PJ Heffernan является владельцем двух оздоровительных центров и авторизованным преподавателем Аштанга-йоги второго уровня.

Далее перевод оригинальной статьи:

Я не был хорошим мальчиком. В возрасте одиннадцати лет я решил, что мои родители, религия, школа и общество в целом: все является фэйком, подобно Санта Клаусу. У меня было глубокое недоверие к западной медицине, всем религиям, потребительским технологиям, средствам массовой информации и к миру капиталистической мобильности. Больше всего я презирал политику. Мораль, сама по себе, перевернулась для меня с ног на голову. Я потерял всякую веру в загородный клуб под названием «Небеса», я видел, как для моих родителей и их друзей это было заветной целью. Кажется, что все были в гонке, чтобы «выяснить это» как можно скорее. Как в любой игре, когда правила усвоены, это становится работой для большинства людей – выиграть игру. Я был свидетелем нетерпимости человечества к любому, кто не играл по этим правилам. Я решил безумно влюбиться в странность и причуду и решил полностью отказаться от «игры».

Как в плохом кино 80-х, я отрастил волосы, проколол уши, принял образ жизнь в стиле «heavy metal», принимая наркотики и напиваясь. Мои родители и их друзья думали, что я спускаюсь в ад, а я думал: «почему бы и нет. По крайней мере, там, возможно, играют музыку, которая мне по вкусу». Через какое-то время, я начал осознавать, что на меня поставили клеймо «плохой» и это было также притворно, как притворство быть «хорошим» для других.

В последующие годы, я пробовал самые разные направления и причуды. Я изучал и поглощал искусство, кино и музыку во всем их разнообразии. Именно благодаря искусству я обнаружил относительность красоты и правды, и именно искусство освободило меня от ловушек «пинг-понга» дуалистического мышления. При создании и изучении искусства я переродился, отказавшись от границ, обязанностей или групповой принадлежности. Мои родители и учителя не могли контролировать меня и не влияли на меня, и вскоре они перестали пытаться. Это был момент «выбора своего приключения», и я не всегда выбирал мудро.

Моя любовь к каннабису и «диким» людям, часто окружавшим меня: члены банд, торговцы и другие сомнительные личности, как и я сам, не самые светло-головые суперзвезды, с которым можно вращаться, но это было захватывающе. Вскоре после этого я выскочил из дома, чтобы встретиться с подругами, ввязался в драку и был арестован. Беготня от полиции и сидение на заднем сидении полицейских машин было для меня обычным делом, и в нежном возрасте 22 лет я заработал себе уголовное наказание за доставку наркотиков.

Я имел дело с большим количеством каннабиса, зарабатывал деньги и становился все более смелым. Это взрывает мне голову, когда я вижу, что 20 лет спустя каннабис является колоссальной легальной индустрией в большей части США и Европы. Положение вещей, безусловно, изменилось, но еще в ноябре 1996 года это было серьезное преступление. Меня сдали мои «друзья», которые стали информаторами полиции. Я никогда не думал, что закон будет ко мне так строг, как это произошло.

В то время как большая часть моего поколения начинала свою взрослую жизнь, я переживал беспощадную смерть. Слушание приговора — это как посещение ваших собственных похорон. Вы видите, как на самом деле относятся к вам люди, кому среди друзей и семьи до вас действительно есть дело. Несмотря на то, что сотни моих друзей и семья и даже местные новости вышли, чтобы поддержать меня, обязательные минимальные рекомендации требовали, чтобы я получил как минимум 10 лет в государственной исправительной системе.

Когда молоток судьи стукнул о стол, свобода стала памятью. Тогда тюрьмы США были гладиаторскими университетами, школой для социопатов, криминальным колледжем и многомиллиардной индустрией, которая получает прибыль от отчаяния. Департамент исправления и наказаний в Америке — катастрофический позор. По моему опыту, исправительная система — это разрушающее, деконструктивное принижение, демонстрирующее миру упрямое невежество этой гордой нации. Это то, что я хочу помочь изменить, но во тьме этого разрушения и изоляции я нашел свет йоги.

До моего ареста я узнал несколько десятков поз йоги от моего джиуджтцу-сэнсэя. Я делал их только из-за обязательства – это было необходимо, чтобы подготовить мое тело к физическим испытаниям боевых искусств. Мое внимание к асане было связано лишь с ее способностью улучшать мои боевые навыки, чтобы надрать задницу и уничтожить моих боевых противников. В то время я не интересовался никакими духовными или философскими аспектами йоги.

К моему разочарованию, тюрьма с максимальной степенью безопасности, которая была моим домом, не позволяла заниматься никакими видами боевых искусств, даже безвредной практикой Тай-Чи. Если вы нарушите это правило, вы рискуете быть отправлены в камеру одиночного заключения. Риск был слишком велик, поэтому для того, чтобы сохранить себя в здравом уме, я стал выполнять ежедневно без выходных  и исключений 36 асан йоги.

В изоляции моей камеры я обнаружил, что практика асаны обладает уникальной силой, которой я никогда раньше не чувствовал. Йога успокаивала мои нервы и мои эмоции, как ничто другое. Я начал чувствовать себя легче и сильнее умственно. В результате я действительно преуспел в тюрьме. Я решил прочитывать книгу в день и превратить себя в более способного и умного человека. Я вылепил себя вслед за Эдмондом Дантесом, главный герой из рассказа «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма.

Я имел серьезное намерение заставить время работать на меня. Через шесть месяцев пришло время моей апелляции, и я вернулся в зал суда. С небольшим сокращением приговора, я получил право на правительственную программу под названием «Challenge Incarceration Program (CIP)», программу раннего освобождения для заключенных получивших своей первый тюремный срок, за ненасильственные преступления в возрасте до 30 лет, которые соответствуют установленным критериям. CIP управлял совместный военный персонал из всех четырех отделений вооруженных сил США.

CIP — это путешествие, которое я могу описать только как мучительный ад. К счастью, после шести месяцев я был свободен. Я вернулся на улицу после года заключения и более соответствующим человеком для этого, я вернулся в свое додзё, чтобы закончить свой черный пояс, и школу, чтобы закончить мой бакалавриат по изобразительному искусству, и в итоге окончил его с отличием. Я работал на нескольких работах, пока учился в школе, а также находился под пристальным вниманием моего офицера по условно-досрочному освобождению. Зная о том, что у вас есть запись о тяжких преступлениях, работодатели часто злоупотребляют чрезмерной эксплуатацией. Заработная плата ниже, чем у работников без судимости и угроза увольнения даже без проступка, является обычным явлением. Балансирование между школой, работой, взаимоотношениями и додзе, а также арт-проектами с жесткими дэдлайнами, было возможно только благодаря моей преданности практике йоги. Я ежедневно тренировался по эмоциональным и психическим причинам. Это сохраняло меня стабильным и устойчивым, а также гибким и сильным, когда жизнь бросала меня в грязь.

После трех лет практики в 1999 году я начал преподавать, а затем в 2001 году я открыл свой собственный оздоровительный центр и школу йоги в Ваукеше, штат Висконсин. Мои поиски опытных учителей, для работы в моей студии, привели меня в Боулдер, штат Колорадо, где я познакомился Аштанга-Йогой в стиле Майсор под руководством Ричарда Фримена. Именно он рекомендовал мне отправиться в Майсор, чтобы должным образом изучить последовательности и сам метод в семье Джойсов.

Три месяца спустя я был в Гокуламе, стоя перед Шри К. Паттабхи Джоис. К счастью, время, проведенное в «учебном лагере», подготовило меня к дисциплине и многим другим проблемам, с которыми я столкнулся в моих первых нескольких поездках — хотя едва ли. Я знаю, что семья Джойса думала, что я сумасшедший, и они не ошибались. Особенно Шарат видел, сколько гнева и разочарования у меня было внутри, и я знал, что для него я был очень сложным студентом. Однако он не сдался и не поставил на мне крест.

После пяти лет обучения и пяти поездок я заслужил его доверие, и это стало стимулом начать верить в себя, возможно, впервые в моей жизни. То посвящение в метод и линию преемственности теперь включает только две авторизованные школы Аштанги в Ваукеше и Милуоки, где мы с Ларисой ежедневно проводим занятия по программам Майсора.

Наше достижение здесь – у нас в настоящее время обучается около 80 учеников – на Среднем Западе это следование завету сохранять практику чистой и преподавать так, как если бы Гуруджи и Шарат наблюдали бы за нами, стоя у нас за спиной. Мы не даем рекламы, не продаем продукты и не запускаем какие-либо программы подготовки учителей. Никогда не делали этого. И никогда не будем. Мы проводим утренние майсор-классы и преподаем один led-класс* в неделю.

(*В Аштанга-йоге практикуется две формы обучения: led-класс, где задается единый темп практики; и майсор-класс, где каждый занимается в своем темпе)

Моя любовь к Аштанге и учеба провела меня по всему миру и познакомила меня с сотнями лучших учителей и целителей мира. Аштанга была связующим звеном, соединившим меня с моей женой, и все, что мы имеем сейчас, является плодами нашей практики. Но величайший дар, который дала мне Аштанга, – это проницательность. Я до сих пор не верю, что мир делится только на «хорошо и плохо», скорее я верю в присущую человечеству многосложность и сложность ситуаций, с которыми мы сталкиваемся персонально и коллективно. Теперь я использую Яму, Нияму, Асану и Пранаяму как моральный компас для навигации по спектру коллективной реальности, а также для собственного внутреннего исследования. Когда я сталкиваюсь с выбором, я спрашиваю себя: Навредит ли это кому-нибудь?; На кого это может повлиять?; Каковы отдаленные последствия моего решения? Я применяю такой способ проверки ко всему, от моих отношений до моих покупок.

Для меня воздействие Аштанга-йоги – это создание стабильности и устойчивости, надежной силы воли. С их помощью я могу становиться лучше день за днем. Аштанга показала мне силу и ответственность, которые приходят с выбором, и важность осознанности, дальновидности, интуиции и предвидения. Яма – мой нерушимый щит чести, а нияма — мой острый меч различения. Практика асаны – это мой заостренный камень. Это сила и надежность. Я использую пранаяму, чтобы укрепить свою энергию и успокоить нервную систему перед лицом невзгод. Несмотря на трудности, я действительно наслаждаюсь асаной и пранаямой. Боль никуда не уходит, но так приятно, и я ценю это многообразие сейчас больше, чем когда-либо. Я считаю, что и травма и прогресс очень ценны, поскольку я теряю и скольжу сквозь время.

Если Аштанга смогла исцелить мое избитое сердце и привести меня к свету, она может исцелить любого. Я все еще здесь. Через двадцать лет после того, как я был заключен в тюрьму, я все еще свободен. Я отношу это на счет йоги. Моя жизнь довольно стабильна и полна удивлений. Я чувствую себя по-настоящему благословенным. Независимо от того, открываете ли вы йогу в свете или во тьме или где-то посередине, это не имеет значения. Важно только то, что мы практикуем честно. Моя мечта состоит в том, что с нашим недавно приобретенным биоэлектрическим освещением (свечение, которое мы получаем от йоги) все мы становимся святилищами маяка осознания для любого потерянного скитальца, чтобы он мог найти путь назад к свету от иллюзии разделения. Пусть никто не останется позади. Я молюсь в благодарность за моего волшебного учителя Шри Шарата Джойса за его преданный свет, который направляет меня на этом пути йоги. В знак солидарности со всеми живыми существами, каждый из нас обретет мир.

Перевод: Марина Шанти Шацкая
Оригинальная статья: http://www.sonima.com/yoga/yoga-articles/yoga-in-prison/

Фото с сайта: https://monicagullickson.wordpress.com/
любое использование материалов данного сайта
возможно только с согласия автора

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Свет, который несет йога. История превращения
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook