«Будьте счастливы, оставайтесь собой и смотрите на мир открыто». Интервью с Дагом Свенсоном

Подпишись на нас в FaceBook или Telegramm и читай самую свежую информацию из мира йоги!

В этом интервью Даг рассказывает о различных сторонах практики йоги, преподавания, питания, религии, последних веяниях в йоге, как, опираясь на традицию, сохранять открытый взгляд на мир.

О Даге Свенсоне

Даг Свенсон — опытный практик йоги, философ, поэт, увлеченный сёрфер и приверженец здорового образа жизни. В своем авторском подходе к практике  он совмещает методы нескольких известных школ йоги и тайчи со страстным увлечением здоровым питанием и заботой о природе.

Даг Свенсон начал изучать йогу в 1969, когда ему было тринадцать. Вот как Даг вспоминает о своих первых шагах в йоге: «Я воспитывался в очень консервативной среде, где йога не была популярной. Родители отправили меня в воскресную школу, где дети изучали Слово Божье. Там был преподаватель, Доктор Эрнест Вуд, который нас также учил некоторым йогическим практикам, но на тот момент я не знал, что это йога.  Только два года спустя я увидел людей на пляже в Калифорнии, они делали те же вещи, которым меня учил Доктор Вуд. Мне объяснили, что это йога, а до этого времени я об этом не подозревал».

Потом были годы практики по книгам, сначала Доктора Вуда, затем Шивананды, Айенгара, изучал Даг также Кундалини и другие виды йоги.

Позже, Даг и его младший брат Дэвид Свенсон изучали аштанга-виньяса йогу у Дэвида Вильямса и Нэнси Гилгоф (это одни из первых западных учеников Паттабхи Джойса, которые вместе с Норманом Аленом устроили первый приезд Джойса в Америку в 1975 году), у самого хранителя традиции йоги майсорского дворца — Шри К. Паттабхи Джойса. Учились у Рамананда Патэля, Бернарда Джэнсена (в области диеты и правил питания). Мать Терезу и Махатму Ганди Даг также относит к личностям, которые изменили его взгляды и стиль жизни.

Даг является автором книг «Помощь Йоги» (Yoga Helps), «Диета, которая больше всего вас любит» (The Diet That Loves You Most), «Мощная йога для чайников» (Power Yoga for Dummies), «Управляя секретами потока йоги» (Mastering the Secrets of Yoga Flow). Сейчас большую часть своего времени Даг преподает и проводит ритриты в национальном парке на озере Тахо, а также много путешествует с семинарами по всему миру.

Вопрос. В Бхагавад Гите есть слова Кришны о том, что те, кто практиковал йогу в предыдущих жизнях, будут рождены в наиболее благоприятных условиях для продолжения практики. Применимо ли это для вас и вашего брата?

Ответ. Вероятно. У меня осталась фотография, где я, девятилетний, делаю стойку на голове. Множество детей в совершенстве делают то, чему их никогда не обучали, так что такое объяснение возможно. Но я бы не стал говорить, что именно это и произошло со мной. Мне нравится верить в перерождения, но у меня тотчас появляется ряд вопросов об этом. Пока они без ответа, и мне это по душе.

В. Люди часто спрашивают, как лучше начать заниматься йогой — нужно ли им сразу же заняться поиском настоящих гуру и духовных практик, или просто начать ходить в ближайшую студию йоги?

О. Поначалу лучше поучиться, почитать книги, чтобы хоть немного разобраться с тем, чего вам хочется от йоги и какой стиль выбрать. А уж после идите заниматься в группу, но оставайтесь открытым для всего вокруг, смотрите на мир открыто.

В. Занимаясь хатха-йогой (наиболее популярной на западе),  ряд практиков спустя некоторое время начинают интересоваться медитацией. Как вы думаете, почему при этом большинство учеников склонны обращаться к курсам Випассаны и другим буддистским традициям, а не к индуистским техникам медитации?

О. В Штатах также много буддистских сообществ. Тут также есть много групп, которые стараются объединить йогу с различными религиозными течениями, например, христианская йога (для тех, кто боится, что йога вредна для христиан). Говоря об углублении практики, конечно, людям нужно кроме развития тела хатха-йогой также взращивать хорошие мысли и дела. То, что ты говоришь, делаешь и думаешь, действует не только на тебя самого, но и на последующие поколения. Я уверен, что тело, ум и душа очень тесно переплетены.

В. Ваш стиль объединяет хатха-йогу и тайчи. Откуда это смешение?

О. Я и Дэвид применяем знания из различных областей, например, из танцев (наша старшая сестра — танцовщица). Занимаясь серфингом, многому учишься у океана… Задолго до тайчи мы интересовались тэквондо, дзюдо… А потом я как-то увидел человека, занимающегося тайчи, и подумал, что это хорошая практика. Я стал тоже заниматься тайчи, это оказалось очень полезно. В тайчи много общего с йогой, это медитация в движении, она помогает почувствовать движение энергии, почувствовать поток. Часто и в жизни, и в йоге люди пытаются бороться против энергии — они пытаются покорить асану, одолеть практику, и это вместо естественного движения с потоком. А йога — это гармония с потоком, движение в нем и вместе с ним, а не борьба. Йога использует силу притяжения вместо бессмысленного сопротивления ей. Вот так я совместил эти подходы в моей практике и назвал ее йога-чи.

В. Кого вы считаете своими учителями тайчи?

О. Я учился тайчи преимущественно у своих друзей и у Тэрри Дана. Многие традиционные учителя тайчи (как и йоги), я считаю, недостаточно гибкие — я говорю о взглядах и подходе к практике. А мне больше по душе учиться у тех, кто ищет и открывает новое, кто не стоит на месте и гибок в суждениях.

В. Знакомы ли вы с традицией крийя-йоги Лахири Махасая, которую на западе преподавал Йогананда? (Мы читали, что вы посещали занятия Общества Парамахамсы Йогананды).

О. Это было Общество Самореализации Свами. В основном мы там обсуждали философские вопросы, тайны сознания. Тогда мне это было интересно. Там я попробовал первый в своей жизни вегетарианский бургер :-) Но устройство того сообщества было очень строгим, ты был обязан принять многое на веру и не давать волю сомнениям. Такой подход ограничивает развитие. Так что со временем я вырос и переключился на другие направления.

В. Какой смысл для вас несет брахмачарья?

О. Для меня это не воздержание, а больше честность и открытость в отношениях между мужчиной и женщиной. Похоть или корыстные интересы не могут быть основой здоровых отношений, они должны строиться на любви. Если сексуальное воздержание не осознанный выбор человека, а принуждение, то рано или поздно это приведет к поиску обходных путей.

В. Что такое успех в йоге?

О. Говорят, что это просветление, но просветление — слишком общее понятие. Успех в йоге — поиск себя и реализация себя. Различные техники и советы гуру облегчают и ускоряют это, но никто не сделает это вместо тебя.

В. Как вы пришли к преподаванию йоги?

О. Я не собирался преподавать. Я скорее был серфером, чем йогом. У меня был друг, который рассказал мне о своих жизненных тяготах и о том, как ему плохо. Я посоветовал ему некоторые физические и дыхательные упражнения и ему полегчало. Вот так появились ученики среди моих друзей, а спустя некоторое время я понял, что могу заработать на жизнь уроками йоги. Моя первая официальная должность учителя йоги была в местном колледже. Это был очень полезный опыт. Также я обучал своего младшего брата Дэвида — я был его первым учителем йоги и серфинга.

В. Занимались ли вы еще чем-то до преподавания или параллельно с ним?

О. Да, поскольку йога не была очень популярной, и у меня, и у Дэвида была другая работа. Я занимался строительством, был управляющим ресторана здорового питания. Но йога, становясь более популярной, занимала все больше и больше времени, так что я решил оставить все прочее и посмотреть, что из этого получится.

В. Что для вас самовыражение?

О. Йога — это самовыражение и творчество для меня. Я был одним из первых, кто начал использовать техники правки в асанах на занятиях, рассказывать людям о правильном питании. Я разработал упражнения, похожие на виньясы, за десять лет до того, как познакомился с практикой Паттабхи Джойса. Поэтому я говорю всем, что даже занимаясь йогой, нельзя ограничивать свои взгляды  кем-то придуманными правилами. Всегда оставайтесь свободными во взглядах и творческими в поступках.

В. В чем еще, кроме практики и преподавания йоги, вы находите самовыражение?

О. Все что я делаю, выражает меня: серфинг, путешествия, езда на велосипеде, бег… Я люблю писать, сочинять музыку, заниматься тайчи. Я начал сочинять стихи много лет назад, после серьезной травмы, когда не мог ходить. Чтоб избежать излишней опеки родных, я уезжал на коляске из дома, наблюдал за природой вокруг и писал о том, что вижу… Люди не всегда готовы слушать лекции о том, как им правильно жить, но послание, спрятанное в стихах, музыке или философских размышлениях, откликнется в их сердцах.

В. Какой из вариантов саморазвития вам ближе — углублять знания в одном направлении или изучать все понемногу?

О. У меня разносторонние интересы — мне очень нравится серфинг, туристический альпинизм, фотография, походный туризм. Мне нравится пробовать что-то новое  и приобретать опыт. Я склонен заниматься тем, что мне нравится, а не следовать чему-то одному, будь-то область знания или школа. Мне не по душе, когда указывают делать так, а не иначе — будто бы все остальные пути ошибочны. Нужно быть гибким и мыслить широко. Я всегда стараюсь учиться у всех людей, которые мне нравятся, тому, что они сами умеют.

В. Какие книги, духовные писания вам нравятся, вдохновляют вас?

О. «Пророк» (The Prophet) Халила Джибрана (иранский автор начала 20-века, писавший в Америке – прим. ред.), «Философия Американских индейцев» (The Native Americans’ philosophy), Бхагавад Гита, Йога Сутры.

Если говорить о сутрах Патанджали и других древних текстах, там очень много полезного, но они были написаны тысячи лет тому назад. И если мы станем принимать их как закон, то эволюция остановится. Вот почему я не верю слепо в то, что там написано.

В. Что вы думаете о заочном обучении йоге? Стали бы вы, например, давать какие-либо упражнения по телефону или по электронной почте человеку, которого никогда не видели?

О. Иногда люди могут получить информацию только так. Например, мне пишет женщина из Пакистана, она задает мне вопросы по практике, потому как у них нет возможности заниматься в группе — это запрещено. Но, конечно, всегда важнее личное общение и обратная связь с тем, кому ты передаешь знания.

В. Часто йогам больше интересна практика, чем карьера и даже социальная жизнь. Считаете ли вы полезным отказ от жизни в обществе?

О. Это вопрос личного выбора. Тут нет неправильного варианта. Я считаю, что человек должен чувствовать себя комфортно в обоих мирах, так как они являются частью реальности. И хорошо, когда хватает смелости испытать непривычный опыт, попробовать пожить по другому. Я часто ухожу один в походы или забираюсь в горы и практикую йогу. Так я становлюсь как бы отстраненным наблюдателем. Но затем я снова возвращаюсь в общество, и мне нравиться чувствовать себя частью общества и учиться у разных людей. Если говорить о привязанности и непривязанности, то само обладание или отсутствие чего-либо не делает вас более просветленным человеком. Так что здесь тоже — вопрос личного выбора каждого человека.

В. Вы религиозный человек?

О. На мой взгляд, религия — очень упорядоченная духовность, но любые жесткие рамки — не для меня. Я уважаю религии, но при этом оставляю для себя возможность выходить за пределы любых рамок и развиваться дальше. Я поклоняюсь природе, энергии, эти силы также можно назвать и Бог… Я несомненно верую в это. Чего я не люблю, так  это, когда мне указывают, как я должен поступать, или как именно я должен молиться. Скажем так: я верю во все и, вместе с тем, любые истины и правила всегда подвергаю сомнению. Я стараюсь быть хорошим человеком.  Я верю в Бога, воплощенного в разных формах — ведь есть много разных путей к одной и той же вершине.

Настоящая духовность для меня — когда человек выбирает быть добрым, сострадательным и бескорыстно служить. Он несет мир в своем сердце и излучает это всем телом и умом. Но я не верю, что тот, кто не разделяет мои убеждения, окажется в аду. Большинство религий говорит “не убий” и проповедует ненасилие, но в то же время они все убивали во имя своей веры. Так что я часто называю себя просто человек, я — часть всего человечества, а не христиан или индусов.

В. Зачем людям нужна религия и вера?

О. Люди нуждаются в религии из-за краткости своей жизни. Нам всем нужно что-то большее, что не может просто взять и закончиться. Поэтому, если веришь, например, в существования рая, то у тебя есть что-то большее и тебе хорошо. Я уверен, что все возможно, если в это верить. :) Вера полезна для большинства людей.

В. Какова природа ума?

О. Я думаю, природа ума — это самосознание. Также ум может проявляться в виде сознания, эго, опыта. То что мы собой представляем — следствие эволюции разума предыдущих поколений людей. Клетка — сознательная сущность, ее строение повторяет строение галактики. Я верю, что все умершее становится частью следующих поколений существ, людей. Но любой, кто говорит, что все происходит именно так и не иначе, просто выставляет свое невежество. Никто не может сказать точно. А еще, мне кажется, люди слишком много думают и доводят себя этим до безумства :)

В. Сколько раз вы были в Индии? Какое ваше первое впечатление от страны?

О. Я там был всего три раза. Мне было очень интересно. Там много хорошего сосуществует вместе с плохим. Плохим я называю например то, что женщины там прислуживают мужчинам, а юные девушки вынужденно выходят замуж за пожилых. Для их культуры это естественно, но высокой духовностью это не назовешь. Тем не менее, люди там очень яркие и счастливые.

После первой поездки у меня был культурный шок — так же, как и после многих других стран. Особенно от того, насколько там много людей и как они тяжело работают. После такого опыта начинаешь больше ценить и понимать простоту.

В. Когда вы впервые посетили Индию?

О. Впервые я там побывал где-то в конце 70х годов. А последний раз я там был три года назад. Но мой брат Дэвид ездит туда все время и даже купил себе домик в Майсоре.

В. Что вы думаете по поводу Индии? Как вы относитесь к этой земле?

О. Индию называют страной третьего мира, кроме нее я бывал и в других подобных местах — Мексика, Южная Америка. Здесь есть чему поучиться. Многим кажется, что они должны обязательно отправиться в Индию на поиски своего гуру или духовного пути, но это все можно найти и за пределами Индии. Вместо поездки в Индию  я могу отправиться в места, где еще ни разу не был, и получить не менее ценный опыт. Я не сторонник идеи, что нужно обязательно найти своего гуру. Мы все так или иначе ищем учителя и ответы на свои вопросы, но если быть внимательным и открытым, то обнаруживаешь, что все нужные нам люди и ответы — вокруг нас, они всегда рядом. Иногда это может быть что-то сказанное мамой или ребенком на улице, иногда — проявлено в окружающей нас природе. Это — повсюду.

Более того, часто встречаю людей, которые ведут себя так, будто они уже достигли просветления, хотя, на самом деле они далеки от этого. А бывают обычные люди, которые, притом что сами ничего не практикуют, выглядят очень даже просветленными.

В. Большинство своих тренингов вы проводите в прекрасных местах, заповедниках. Расскажите о ваших взаимоотношениях с природой. Какую роль играет природа в вашей практике?

О. Практика на природе вдохновляет меня больше всего. С самых юных лет я очень много практиковал под открытым небом — во дворе родительского дома. Потом я переехал к озеру Тахо, где очень красивые горы и водопады. Когда я иду в горы или выбираюсь к океану, то беру свою практику с собой. Мне очень нравится чувствовать энергию разных мест. Я беру с собой своих учеников, чтобы дать возможность им ощутить энергию различных мест. Практикуя на природе, ты обретаешь глубокий опыт, да и сама йога по сути рождена ею. В сегодняшней хаотичной жизни люди все более отделены от природы и потока энергии, который она дает. Мы чаще боремся с природой и ее законами, чем просто пребываем в гармонии с ее энергией.

Многие школы йоги не рекомендуют практиковать под открытым небом. Но если вдуматься, откуда бы взялись такие асаны, как рыба или саранча, если бы йоги практиковали исключительно взаперти? Так что для меня эти рекомендации кажутся необоснованными. Я думаю, что эти правила часто перенимаются без учета местных условий практики.

В. Расскажите о вашей диете. Насколько нам известно, вы веган, и не едите продукты животного происхождения, в том числе молочные. Что вы скажете об Аюрведических постулатах питания, которые советуют и даже считают необходимым включать в рацион молоко и гхи, особенно для тех, кто практикует йогу?

О. Да, я знаю про это. На мой взгляд, любые подобные утверждения спорны, до тех пор, пока не доказано противоположное. Мы — млекопитающие, но на планете нет иных млекопитающих, которые бы продолжали употреблять молоко после первых двух-трех лет. Это противоестественно и в этом нет нужды. Нам попросту промыли мозги о том, что молоко нужно пить.

Что касается советов по йогической диете, то они были написаны тысячи лет тому назад, когда коров не пичкали гормонами и другой гадостью, а их молоко не пастеризовали. На мой взгляд, употребление молочных продуктов не обязательно, и нет веских доказательств, что я не прав. Кроме того, питание продуктами животного происхождения поощряет  эксплуатацию животных и жестокое обращение с ними. Я не ем мясо, рыбу, яйца и молочные продукты уже сорок лет.

В. Как вы пришли к такой диете?

О. Когда я задумался над тем, что животное должно умереть, чтоб стать моей пищей, мне это не понравилось. Большинство людей закрывают на это глаза или просто не думают об этом, а я решил задумываться. Мне было непросто отказаться от молочных продуктов. Сперва мне не хватало молока, мороженного и несколько раз я начинал их употреблять снова. Но сейчас есть много заменителей молока и других продуктов, поэтому теперь с этим проще.

В. Были ли у вас какие-либо проблемы со здоровьем после того, как вы перестали есть молочные продукты?

О. Нет, никогда. Мне 58 и я до сих пор хожу в горы, занимаюсь серфингом, бегаю.

В. И в основном вы едите сырую пищу. Почему?

О. В основном, да. Я стараюсь употреблять минимум 90% сырой пищи. Ни одно животное в природе не употребляет термически обработанную пищу. Более того, чем больше сырой пищи я ем, тем бодрее становлюсь. Сначала это сложно. И не только потому, что мы привыкаем к пище, которую едим. На генетическом уровне сохраняется информация о том, чем питались наши родители и другие предки, и она влияет на наши пристрастия в еде. Я чувствую себя усталым, когда мне случается поесть даже такую простую приготовленную еду, как овощи на пару или нешлифованный рис. Я не болею, когда ем только сырую пищу, потому что она дает мне много сил.

В. Опишите последние веяния в йоге на Западе?

О. Появляется все больше и больше новых школ йоги. Некоторые люди, практикуя йогу не более трех-пяти лет и пройдя курс для преподавателей, ведут себя так, будто уже знают все на свете. Это иногда раздражает тех, кто уже десятилетиями практикует. Все мы развиваемся. Я давно наблюдаю за Айенгаром, Джойсом и их практика поменялась с тех пор. Большинство популярных традиционных школ йоги продвигаются в массы различными организациями, которые диктуют свои условия. Деньги, ожидание прибыльности и государство влияют на развитие йоги. Это упрощает йогу, делая ее поверхностной.

В. Что вы думаете по поводу активного появления авторских направлений и стилей в йоге?

О. Часто это упрощенный вариант йоги, однако эта йога доступна тем, кто при других обстоятельствах никогда бы не подумал заняться ею. Хорошо, что каждый находит близкий для него вариант йоги.

В. Считаете ли вы, что традиционные индийские школы йоги не удовлетворяют потребности западного человека?

О. Не скажу за всех. На мой взгляд, традиция — это хорошо, так как она сохраняет полноту созданной некогда системы. С другой стороны, часто ей не хватает гибкости — это своего рода  тупик развития для традиции. Иногда приверженцы разных традиций устраивают споры между собой, разделяются и враждуют. Как по мне, традиционные школы ведут себя как в байке про слона — когда три человека с завязанными глазами держат слона за разные части тела, и для одного это — веревка, для другого — столб, для третьего — лиана, а все они говорят об одном и том же слоне.

Все меняется, мир не стоит на месте, и для того, чтобы приспособиться, необходимо поменяться самому. И даже люди, которые нынче считаются примером в какой-то школе, тоже брали что-то от предыдущей традиции и внесли что-то свое (например, Паттабхи Джойс, Айенгар, Дешикачар). Всегда хорошо привносить что-то новое. В то же время традиционные направления тоже прекрасны для многих.

В. Как вы думаете, куда будет двигаться практика йоги в ближайшие два-три года?

О. Ха! Если бы я знал, я бы был просветленным! Все движется по кругу. Йога была в тени долгое время, потом, стала популярной, вероятно, она будет еще более популярной, а затем снова уйдет в тень до поры до времени.

В. И наш любимый вопрос в заключение: что бы вы пожелали читателям журнала «Wild Yogi» и начинающим практикам йоги?

О. Будьте счастливы, оставайтесь собой и смотрите на мир открыто.  И не увлекайтесь новостями по телеку, проживете дольше :-)

(Вопросы подготовили: И.Журавлев, М.Ясочка, О.Сидоренко)
портал «
Wild Yogi» http://wildyogi.info/ru/issue/dag-svenson-master-potoka-intervyu-v-minneapolise

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Будьте счастливы, оставайтесь собой и смотрите на мир открыто». Интервью с Дагом Свенсоном
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook